У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

The Lion King: Rise of an Empire

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lion King: Rise of an Empire » Территория » Граница с территорией одиночек (джунглей)


Граница с территорией одиночек (джунглей)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://pre00.deviantart.net/3444/th/pre/i/2013/197/9/2/river_mountain_by_ferdinandladera-d6dq7gg.jpg

По всей границе протекает небольшая речушка, за глубину которую называют ручьем. Она разделяет две территории: джунглей и прайда. Ближе всего к этой границе лежат Луг, Водопой и Пастбище.

0

2

-----------Новое начало-----------------

Суини был возбужден. Еще вчера они едва не попали под горячие лапы разъяренной от горя львицы, но они снова здесь, где совсем недавно невинное маленькое существо было убито самым жестоким способом. Суини не шибко понимал, зачем они снова здесь: запах почти выветрился, а львы ушли искать виновника. Каракал так и не смог поговорить с той львицей. А хотел. Очень хотел. Он понял, что видит себя в ее глазах, полных ненависти. Он почувствовал прилив смешанных чувств: злорадство, невыносимая тоска, кровожадность и эмпатия. Воспоминания о своих ранах не давали ему уснуть этой ночью. Поэтому Суини бодрствовал, предаваясь воспоминаниям и сторожа сон любимой. Он хмуро смотрел на луну, думая. А думал он всегда целиком погружаясь в себя.
Безумное желание порождалось в его голове. Коварное. Известно, что один плохой день может поменять любого, кому не посчастливилось иметь такой день. Заливаясь безумным смехом, еще некогда грустный и апатичный, несчастный сводил других с ума, превращая их жизнь в ад, в отместку за то, что весь мир считает его сумасшедшим. Некогда веселый, задорный смельчак превращался в мрачного убийцу, беспощадного и бессердечного. Каждый сходил по-своему.
И лишь из-за одного дня.
Что станет с этой львицей? Этот вопрос мучил Суини. Да, он примерно знал дальнейший сценарий: львица будет искать того, кому она должна отомстить. Долго, почти безрезультатно. Возможно, ее покарает смерть. Возможно, она сдастся и станет холодной. Возможно, оправится, нескоро, но ее близкие помогут ей вернуться в душевное состояние. И лишь шрам будет напоминать ей о большой потере.
А что, если ее толкнуть в нужное направление? Науськивать, сводить с ума еще больше, чем прежде. Внушить нескончаемую жажду мести. Ее злость будет направлена не только на убийцу малыша. Не-ет, все можно завести куда глубже. Виноват каждый, везде и всюду. Неважно, как и почему, главное, что он заслуживает смерти. Убей их, покарай за их глупость, за их грязь, они не достойны жить, пока ты испытываешь боль.
Суини усмехался. Если бы у него была бы такая возможность, сделал бы он такое? А, может, наоборот? Зная, что сделал с ним один день, смог бы он уберечь эту несчастную от помешательства?
Но яркая мысль о мести перебивала все его чувства. Он сам до сих пор не разобрался со своим демоном. Мысль о том, что он смог бы утихомирить свой пыл при помощи львицы, пугала и приводила в восторг одновременно. Помочь найти каннибалку. Помочь убить ее. Нет, он бы никогда не поднял бы лапу на Суматрас. Но все же эта мысль приносила удовольствие.
И вот сейчас, они снова здесь. Каракал задумчиво осматривал территорию, представляя то, что могло бы произойти вчера иначе. Он почти не обращал внимания на разговоры Джу, ибо разум его витал в мыслях.

+1

3

Джуманджи шла вперед, переставляя аккуратные изящные лапки точно след в след. Привычка так передвигаться закоренела в ней ещё с самого детства, когда нужно было из раза в раз убегать от опасностей, прятаться в скрытных местах или преследовать очередную жертву, не обязательно травоядное. Не оставляя следов от своих лап, она могла провести любого этим незаурядным навыком.
Каракалка остановилась, быстро пробежавшись языком по белёсой грудке. Чистоплотность практически стала навязчивой идеей, конечно если речь не шла о крови. В этом случая она могла быть по уши в этой мянящей жидкости и чувствовать себя прекрасно.
Они пришли на границу. Кочевники, гонимые ото всюду отщепенцы - по сути они были никем.. и в то же время они были всем. Да. У них не было своей собственной территории и у их небольшого ка-тета не было законов, порядка, вожака. Но они были едины и за счет своего единства многое могли сделать, многое могли изменить в жизни любого другого существа и не обязательно в лучшую сторону.
Территорию заливал прекрасный лунный свет. Мрак был повсюду, делая их с Суини практически тенями во плоти.
Скользнув точно змея, Джуманджи оказалась по другую сторону возлюбленного и ласково боднула его мордочкой в плечо, улыбнувшись и недобро сощурив ядовито-зеленые глаза при взгляде на границу.
Недавно здесь происходили странные дела, но как не удивительно, а Джуманджи ничуть не сочувствовала той алой львице. Она знала, что подобное лишь закаляет.
То, что не убивает нас - делает сильнее-подумала она и кивнула, сама соглашаясь со своими мыслями.
Вот они, двое убийц стоят на залитым лунным светом пограничье.
-Не хочешь поохотиться, милый мой?-поинтересовалась каркалка, хищно оскалив белоснежные клычки.
Речь шла совсем не о добыче, но ему необязательно уточнять. Он итак всё поймет.

+1

4

Рана, в три глубокие борозды, протянувшиеся от загривка к грудине, до сих пор ужасно ныла. Порой, по всему телу пробегала дрожь. Иногда я натыкался на ветки, спотыкался, падал мордой в грязь. Но я ничего этого не замечал. Навязчивые видения, обрывки чужих фраз и собственных мыслей беспорядочно копошились в моём сознании. Среди видений чаще всего мелькали оскал моего бывшего сюзерена, кроваво-красный взгляд тёмношёрстого каракала, трепещущий от страха Фарей, образ матери, с которой я так и не успел попрощаться и улыбка Жары. Всё это но фоне воплей честолюбивого идиота, прежде не подозревавшего, что он честолюбив; окриков влюблённого дурака, бросающего вызов своему сопернику; назидательных речей и упрёков брата, чужих насмешек и неудержимого гогота всезнающего разума, предупреждавшего, что всё этим и закончится. Всё самое хорошее. "А теперь, дорогуша, начнётся ад..."
Фарей молчал. И это спасало меня от полного помешательства. Я просто шёл. Куда-то. Интуитивно. Ничего не видя, ничего не чувствуя, предоставляя себя на растерзание хаотично мечущимся чувствам и бьющемуся в предсмертной агонии разуму.
Временами наступало "просветление". В такие моменты я был наиболее уязвим перед наступающим безумством. Меня до костей пробирал страх. Я останавливался, боясь шелохнуться, сознавая, что всё это, всё что произошло со мной - правда. Что отныне и навсегда я - ничтожество, которым всегда с такой гордостью себя нарекал. Что я был привязан к той жизни, которую презирал. Что я любил службу, которая, как мне казалось ранее, была мне безразлична. Что я привык служить и подчиняться и самовольно не согласился бы променять ту жизнь на свободную, о которой я начал грезить, пространствовав последние пару недель. Что я - раб. Раб мира, который сам же создал, чтоб никогда не стать чужим рабом. Что брат, единственное существо, привязывающее меня к жизни, рано или поздно покинет меня, и у меня уже не будет оправданий для самого себя. Что моя любовь, единственное светлое чувство, которое я не сумел в себе загубить, обречена.
Но это было лишь одно мгновение. После я вновь оказывался во власти несвязных видений, бушевавших на просторах моего сознания, и успокаивался.
Что-то новое произошло, когда я соскользнул в ручей. Инстинкт самосохранения, будь он неладен, смёл все мои мысли и выкинул моё тело на берег помимо моей воли. С этого момента я возненавидел свой инстинкт самосохранения. Однако снова кидаться в ручей не стал, боясь, что это спровоцирует братца на какие-нибудь действия и я, невзначай, поддавшись неведомому мне искушению, придушу его. Моя паранойя не сразу пришла в себя, так что у меня было время, чтоб непредвзято оценить обстановку. И тут я услышал голоса и различил неподалёку два силуэта.
С великим трудом я сохранил самообладание. Пока ещё не весь мой мир был разрушен: некоторые особо сильные привычки оставались. Одна из таких привычек была: проявление смирения и спокойствия в критических ситуациях, представляющее собой высшую степень самоиронии и издевательства над собой. Моей паранойе это было только наруку, так что она согласилась ненадолго отступить, чтоб после атаковать с новой силой.
Отряхнувшись, я впервые взглянул на свою полосчатую рану - последний подарок львиного короля своему верному вассалу. Взглянул совершенно безотчётно. Услышал за ручьём шаги брата и, не дожидаясь его, направился к манящим меня силуэтам.
Я узнал их сразу. Иначе бы - не пошёл. Иначе бы - моя привычка не проявилась бы с такой силой.
Подойдя к Жаре и её спутнику (я ни разу не посмотрел на них, с того момента, как их заметил), я склонился в поклоне.
- Здравствуй, сестра, - пробормотал я, всё не поднимая головы. Мой голос показался мне совершенно чужим. Он был слишком спокойным, слишком тихим, слишком живым, слишком непохожим на тот, который я слышал всё это время. - Прошу прощения за свою бестактность, но: позволь мне с братом странствовать с тобой.
Прямо вот так. Без всяких предысторий и долгих разговоров. Всё бессмысленно. Что бы она ни сказала - я скажу своё, покуда идти мне больше некуда. И у меня совершенно нет времени, чтобы играть по правилам. У меня вообще нет времени. Ни на что. Я даже не осознаю в полной мере, что я делаю. Но я пришёл сюда, идя вникуда, следуя за своим безумством, значит, здесь мне и место. Значит - будь что будет. Лишь бы поскорей.

+1

5

Казалось, что прошло уже много времени с начала странствования полукровок. Однако, все было не так. Прошел всего день с того момента как их выгнали из прайда, как умерла мать и как они не разговаривают. Все так сразу навалилось большим снежным комом и не давало практически дышать. Конечно, хотелось высказаться, обвинить себя во всем и продолжить жить как раньше, будто ничего и не происходило. Но это уже было нереально, увы.
Лапы сами вели темношкурого следом за братом, даже без его желания. Хотя он сомневался, что его спутнику нужна такая поддержка. Но с другой стороны, раз не прогнал - значит нужна. Взор Фарея упал на большие царапины, которые "красовались" на теле брата. Он вздохнул и на мгновение остановился. Сервикал хотел понять куда они идут и какой дальнейший план. Он до сих пор был уверен, что Ияру все продумал. Хотя тот похоже шел с невидящим взором, лишь бы куда-то идти. Просто вперед... Только всегда ли путь вперед - это хорошо? Но сейчас синеглазому ничего не оставалось кроме того, что идти рядом. Сейчас спутника бросать было никак нельзя.
Тем временем пока подросток отвлекся, пятнистый уже успел "искупаться" в ручье. И этим сильно встревожил нашего героя. Он уже хотел бросить все эти маски и подойти ближе, помочь хоть как-то. Но тот справился сам, хоть и видно, что ему было тяжело. И эта тяжесть была бременем именно в сердце, а не в лапах или ранах на теле.
Рей с удовольствием бы сейчас сказал своему спутнику: "Хэй, не переживай. Все наладится, это всего лишь жизнь и завтра будет лучше" - но увы, на брата бы это подействовало лишь удушающе. Поэтому он молчал, лишь иногда поднимая глаза и смотря ему в спину.
Зеленоглазый за время размышлений полукрова уже успел далеко уйти к силуэтам, которые совсем скоро превратились в двух каракалов - бурого цвета самку и черно-белого самца. Они показались Фарею странными и ненадежными, в общем-то он к ним почувствовал недоверие.
Но слова брата совсем снесли ему "крышу". Темношкурый никак не ожидал, что он начнет говорить не с ним, а с незнакомкой. Да еще и попросится с ней странствовать.
- Быть рядом с девчонкой? Вы издеваетесь? И что она будет нами руководить? - в голове мелькало множество мыслей. И только спустя еще минуту до него начало доходить первые слова Ияру - сестра...
- И откуда такая сестра появилась? - прищурившись, начал говорить сервикал, переводя взор то на незнакомца, то на незнакомку.
- Где она была раньше? И почему это мы должны с ней странствовать? - добавил он, переведя взгляд на брата.
- А, плевать, хотите убивать - вперед, терять нечего... - подумал кот, присев и выпрямившись, выглядя теперь совершенно беззащитно. Подростковый максимализм никто не отменял и когда накипело, то уже не сдержать. И на самом деле темношкурый был готов ко всему.
- Интересно кто первый будет атаковать? - пронеслось в мыслях, на морде появилась легкая ухмылка. Только в глазах оставалась печаль.

0

6

Предложение Джу вытащило Суини из круговорота мыслей. Вот, он снова оказался в реальности. Кот прищурился, оценивая предложение, и, наконец, на его морде появилась хищная улыбка.
- С удовольствием, моя дорогая, - почти-что мурлыкнул он, но тут же вся нежность испарилась. Каракал услышал шаги. И запах. Этот запах он помнил.
Он помнил Его. И чувствовал к нему такую злость и ревность, что даже сам удивлялся своим эмоциям. Суини едва знал этого парня, а он так его бесил. Словно бы он покушался на его собственность. Забавно...
А он был не один. К его запаху примешивался еще один, почти схожий. Но более яркий, словно бы в этом теле играла буря гормонов. Впрочем, да, Суини не ошибся, когда увидел их, шагающих к ним навстречу. Запах сорванца, который шел за Ияру ударил в нос. Карака даже пропустил столь неожиданную наглость Ияру приблизиться к ним с Джуманджи. Потом кот чуть пришел в себя и осмотрел их. Ияру выглядел жалким: грязный, в крови, на груди зияла рана от когтей, глаза были потухшими. Такой тяжелый взгляд - Суини догадывался, что произошло. И просьба Ияру подтверждала это. Но просьба была настолько наглой, что каракал слегка опешил.
- Я не ослышался? - ядовито переспросил кот, нахмурившись. - Может, я окончательно сошел с ума? Ты и твой... сорванец?
Он вопросительно посмотрел на Джуманджи. Ему эта ситуация совершенно не нравилась. Он не мог убить Ияру и не мог разорвать на части маленького братца этого наглеца. Ведь его возлюбленная имела с ними родство. И это его бесило еще больше. Он не стал бы терпеть Ияру рядом с ней, но еще и двоих?..
Он хотел сказать "Мне плевать, но чтобы через секунду я вас здесь уже не видел!", но сказал лишь:
- И что же мы скажем, мой ядовитый шипик?

+1


Вы здесь » The Lion King: Rise of an Empire » Территория » Граница с территорией одиночек (джунглей)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC