У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

The Lion King: Rise of an Empire

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The Lion King: Rise of an Empire » Назад в прошлое » Уходя уходи! [Тенэбрис & Atamayo]


Уходя уходи! [Тенэбрис & Atamayo]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Эпиграф:

Ты говоришь: "Для игрока в любой игре предела нет".
Какой нелепый совет!
Какой жестокий совет!
©Лора Бочарова. Квиддич.

Где происходит: Граница с территорией джунглей.
Как давно: Два месяца назад.
Время/Погода: Раннее утро. Сыро, зябко, небо затянуто полупрозрачными тучами. Кажется, что вот-вот может возобновиться дождь, но вполне вероятно, что стихия вовсе не разразится.
Краткое описание: Со встречи у заводи прошло около двух недель. За это время Тенэбрис и Атамайо по-настоящему сдружились и успели натворить немало весёлых и забавных глупостей вместе, став достойным предметом обсуждения и осуждения для всего прайда. Они веселили братьев и сестёр своих меньших, подшучивали над сверстниками и важными особами, друг над другом, проводили бессонные ночи, любуясь луной и звёздами и как могли наслаждались жизнью, живя настоящим моментом. Всё было идеально и каждому из них казалось, что это самые счастливые дни в их жизни. Но как и любое счастье, их безмятежная игра не могла длиться вечно...
В один вечер Атамайо предложил сыграть в прятки. Договорились на том, что водить будет Тена. Тама должен был спрятаться до заката. Что он и сделал. Тенэбрис искала всю ночь. Обшарила, как ей казалось, все укромные уголки прайдовских территорий, но не нашла. Уже начала было по-настоящему переживать, расспрашивать, не видел ли кто её друга, но расспросы были тщетны. Весь следующий день и всю ночь она провела в поисках практически без сна и отдыха. На утро обнаружила себя на границе с джунглями. И когда Тена уже было совсем отчаялась и её начали покидать силы, она вдруг ненароком наткнулась на того, кого всё это время искала.
Но что он здесь делает? Здесь, на границе? Почему не прячется? И что это за странную игру он затеял?

Отредактировано Atamayo (2016-08-02 08:59:13)

0

2

После двух бессонных ночей чувствую себя отвратительно. Настолько, что временами забываю, кто я, что я здесь делаю и куда направляюсь. Но это как раз самое замечательное в сложившейся ситуации: ничего не помня и ни о чём не думая, влачить своё тело в неизвестном на первый взгляд направлении. Тупо подчиняться неведомому инстинкту, забыв о причинах и следствиях, не вникая в суть своих действий. Гораздо труднее в минуты прозрения, когда в памяти неожиданно ясно и живо всплывают воспоминания последних двух дней и ночей, оживляя все испытанные за это время чувства.
Я не могу точно сказать, когда всё началось. Может, это было предопределено ещё в ту встречу у заводи, когда я дерзнул поверить, что могу начать жизнь с нового листа, избавиться от навязчивого прошлого и стать совсем иным существом, достойным находиться рядом с Теной и способным сделать её счастливой, или же это был спонтанный, стихийный необдуманный порыв, которому я неожиданно поддался в момент наивысшего счастья, когда был наиболее уязвим. Сейчас определить причину едва ли возможно, да и теперь она не имеет никакого значения. Факт остаётся фактом: я сбежал.
После очередной невинной пакости мы с Теной, беззаботно смеясь, прогуливались по цветочной поляне. Весело накрапывал дождик, и я, уже отвыкший от своей неприязни к водной стихии, не обращал на него внимания. Мы обсуждали свою последнюю выходку, которая была чистой импровизацией, что не помешало её успеху. Я, как всегда, хвалил своего кумира, своего босса, а Тена утверждала, что без меня бы не справилась, что я пытался оспорить. Мы мило беседовали. И тут мимо нас пробежала группа львят, весело напевающих что-то типа: "Тили-тили-тесто - жених и невеста". Нам такое было слышать не в первой. Я даже как-то успел привыкнуть к подобным фразочкам. Но в этот раз что-то пошло не так. Я понял это прежде, чем осознал природу своих волнений, но что напугало меня больше всего: я не мог подавить это противное щемящее чувство. Я понимал, что что-то во мне изменилось и знал, что очень скоро Тенэбрис это заметит. Начнёт расспрашивать, и я не смогу ей объяснить. Я могу сорваться, буду выглядеть жалким и заставлю её грустить. Это было бы невыносимым. Незаметно убежать прямо у неё из под носа мне бы не удалось. И тогда я придумал прятки (что было хорошей идей, учитывая, что моросил дождь и обоняние притуплялось). Уговорил её побыть водой, обозначил срок - до последнего луча заходящего солнца и понёсся прочь.
Я даже не знал, куда бегу, постепенно отдаляясь от скалы предков, рядом с которой оставил Тену. Бежал в каком-то исступлении, понимая только одно: прежде чем всё обдумать и прийти к каким-то выводам надо спрятаться так, чтоб она меня не нашла. Ни за что. Я обвалялся в грязи и листьях, чтоб заглушить свой запах и иметь возможность слиться с местностью, и выглядел примерно так, как в первый день нашего официального знакомства. Потом снова бежал неведомо куда, пока ни свалился в довольно глубокий овраг. Пытаясь выбраться, провалился в полость на одной из его окраин, судя по всему, в своё время размытую водой. Она оказалась достаточно просторной, чтоб вместить меня. А где-то поблизости отыскался большой валун. Мне стоило большого труда откопать его из вязкой глины и пододвинуть к своему убежищу. Спрятавшись, я максимально плотно прикрыл им вход и затаился. Я надеялся, что хоть теперь мне удастся подумать, выяснить причины, заставившие меня очутиться здесь. Но нет. Волнение лишь усилилось. Солнце давно зашло и мне всё казалось, что Тена где-то совсем рядом, что я слышу её тихую поступь, а временами я готов был поклясться, что до меня доносится её голос, произносящий моё имя, или же я ощущаю её дыхание у самого валуна.
Всю ночь я провёл в каком-то исступлении. Временами, правда, я чувствовал небывалое спокойствие и поддавался дремоте, но это были какие-то мгновения, после которых я лихорадочно вздрагивал и прислушивался к призрачным шорохам и голосам. Когда в моё укрытие проникли первые рассветные лучи я запаниковал. Совершенно безотчётно и как-то обречённо. Вжался в землю и, затаив дыхание, чего-то ждал. В один момент не выдержал и вылез на свет. Несмотря на дождь, размывавший подступы к моему укрытию и проникавший в него тоненьким ручейком, я успел обсохнуть, грязь на мне затвердела, кое-где сползла и повисла несуразными комьями. Сейчас на небе всё ещё весели хмурые тучи, расступаясь только где-то у горизонта, на востоке.
Вскоре я набрёл на рощу и, благо, не встречал никого на своём пути. Корки грязи отваливались от меня кусками, но особо стойкие экземпляры оставались держаться. Особенно это касалось гривы и лап. Тогда бы я, пожалуй, действительно сошёл за грязевого монстра, потому что вид у меня был самый что ни наесть зловещий. Отрешённое, безразличное ко всему, изнурённое долгим путешествием существо, затерявшееся в собственных мыслях, навевающее ужас своим видом и равнодушным взглядом.
Я блуждал весь день, не встретив ни одной живой души (хотя, вполне возможно, все разбегались, лишь завидев меня издалека). К вечеру добрёл до Водопоя и уж там точно распугал всех от мала до велика. Малышня верещала, кто постарше - шарахались и старались отойти на безопасное расстояние.
С Водопоя я зачем-то пошёл к Утёсу, но Тены там не было. Другого я и не ожидал. Было подумал, как она, наверно, переживает за меня, как самоотверженно ищет, но от одной мысли о ней меня бросило в дрожь. Я не был готов снова встретить её, с чистой совестью посмотреть ей в глаза и рассказать, что случилось, покуда сам этого не понял. Смутно чувствовал, но обличить это чувство в мысль, а уж тем более - в слово, не мог.
За ночь пересёк пастбище, и вот я здесь. В первых рассветных лучах проступают очертания знакомых деревьев и тропинок, где-то совсем близко шумит пограничный ручеёк. Сколько раз я приходил сюда, надеясь сбежать! Сколько раз сворачивал назад, предчувствуя, что, уйдя сейчас, потеряю что-то важное, чего ещё не успел обрести! И вот я снова здесь. Иду, не останавливаясь, уже точно зная, что я обрёл и что собираюсь потерять. Только один по-детски невинный, но от этого не менее мудрый и имеющий право на ответ, вопрос крутится в голове: "Зачем!?"

Отредактировано Atamayo (2016-07-19 12:16:20)

0

3

Мрачноватая погода, нависшая над прайдом, тучи,  угрожающие дождем - все это сейчас олицетворяло состояние юной Тенэбрис. Некогда веселая и задорная львица сейчас выглядела абсолютно уставшей и измотанной, в то же время напряженной до звона и возбужденной. Игра внезапно превратилась в самый страшный кошмар в ее жизни. Она потеряла своего друга.
Причем, в буквальном смысле. Давно она не испытывала такой тревоги, как сейчас. Все начиналось с невинной игры - и вот она уже смотрит на мир ополоумевшими глазами (то есть, у Тены они всегда такие, но в этот раз все было очень плохо), выискивая Атамайо.
Да, это была его идея, сыграть в прятки, и Тена с радостью согласилась. Она села и стала ждать, пока светило опустится за горизонт, погружая прайд в темноту, а после рванула с места, чувствуя нарастающий азарт игры. Энтузиазм Тена кипел и возрастал с каждой минутой. Она уверенно бежала по запаху Тамы, но внезапно ощутила, что зашла в тупик. Запах стал перебиваться, а потом и вовсе пропал. Да, конечно, это вполне хороший ход, чтобы тебя не нашли, заглушить свой запах, и Тенэбрис это показалось весьма логичной идеей. Но после нескольких часов бессмысленной ходьбы, иногда бега, в душе львицы поселилось семечко сомнения. Куда пропал ее друг? Не мог же он так хорошо спрятаться и не выйти к ней и не похвастаться? Эх, надо было ставить рамки игры. Но теперь ей оставалось лишь продолжать искать. После бессонной ночи попытки найти Таму самой,  как это делают честные игроки, львица принялась расспрашивать всех подряд. Но нет, никто не видел Атамайо. К полудню следующего дня Тенэбрис ощутила, что игра совершенно не веселая, абсолютно дурацкая и мечтала лишь о том, чтобы все это прекратилось. Ее лапы продолжали двигаться, направляя львицу туда, куда глядели потускневшие глаза.
"Тен... Тена, - вторила совесть  уже в который раз. - Нам надо поспать. Хоть немного"
- Нет, - резко отрезала Тенэбрис вслух. - Никаких спать, никаких есть и никаких... ну ладно... разве что попить. Но мы уже пили!
"Тена... ты сходишь с ума"
- Да, если разговариваю сама с собой. Что уставился? - спросила она нахохлившуюся птичку. Та сорвалась с ветки и улетела. - Ну и лети!
"Погодка пасмурная", - заметила совесть.
Тена остановилась. Тяжело вздохнула.
- Какие варианты?
"Поспать! Я уже несколько часов тебе талдычу!"
- А есть что-нибудь новое? - грубо отозвалась львица, нахмурив брови. Она уставилась перед собой, словно бы увидела совесть во плоти. Хотя кто ее знает... - Хочешь, чтобы я поспала?! А что, если он в это время?..
"Послушай, это очень мило, что ты..."
- Он мой друг, ясно? Я не хочу его потерять, потому что проявила слабизну. А теперь заткнись, пожалуйста.
"Ох..."
Тена уже не знала, куда идет. Она глядела себе под лапы, сильно шаркая ими, будто бы земля была виновата во всех ее бедах.
"Тена..." - снова заговорила совесть.
- Да ты за... - Тенэбрис подняла голову, ощетинившись и вдруг переменилась в морде.
Вдалеке сидел Атамайо.
- Тама?! Тама!!! - львица сорвалась с места, помчавшись прямо на льва. Она едва не сбила его на землю, крепко прижавшись. - Силы небесные, я уж думала, тебя кто сож... - Тена отстранилась, светясь от счастья, но вдруг ощутила что что-то тут не так. - А что... Что ты тут?..
Львица замялась. Что-то было не так. Почему он не прячется? Зачем он так далеко убежал? Что вообще происходит...

0

4

Из-за этого дурацкого вопроса всё полетело к чертям. В смысле, до того, как он возник в моём сознании, я не особо понимал, что я делаю, но был решителен в своём незнании и уверен в неясном намерении. Но стоило мне осознать, что я делаю, мысленно повторить про себя эти простые слова, как весь ужас, вся невозможность и нелепость происходящего накрыли меня, будто дождевой волной. И волна эта была столь осязаема, что я невольно поднял взор к небу и вздрогнул всем телом. Но небеса были спокойны и мрачны в своём почти торжественном неведении. И, как всегда, равнодушны к разыгрывавшейся под их сводами драме. Так что их вид внушал лишь зависть и отвращение.
Решительность вернулась ко мне, когда я услышал какое-то невнятное, но до боли знакомое бормотание и шарканье лап по влажной земле. Включился какой-то автопилот. Я рванулся было с места, даже сделал внушительный прыжок, но тут же замер. Понял, что веду себя как последний трус и предпоследний мерзавец. Только не понял, почему это меня остановило. Именно сейчас.
Я знал, что через считанные мгновения Тена меня заметит. Поэтому сел. Когда ты находишься рядом с Теной, в особенности - эмоционально потрясённой, следует как можно крепче держаться на земле. А учитывая, что силы после двух бессонных ночей на пределе, то добиться этого можно только увеличением площади соприкосновения с этой самой землёй.
Я даже не посмотрел в её сторону. Просто сидел и ждал, трясясь всем телом. Не то от усталости, не то от страха, не то от полноты чувств.
Мне как-то удалось увидеть себя со стороны. Жалкая фигурка из шерсти, грязи и сухой растительности, заслуживающая лишь презрение и отвращение. Чей-то неудавшийся эксперимент. Игрушка духов в своей наивности полагающая, что она что-то большее, чем то, чем она является, и вместе с тем твёрдо убеждённая в том, что не имеет права на счастье.
Я устоял, когда Тена на всей скорости, на которую только было способное её измождённое тело, влетела в меня. В смысле - физически устоял. А дух мой был сломлен. Раздавлен, побеждён и втоптан в землю собственным ничтожеством. И всё-таки я был рад. Немыслимо рад. Никогда я ещё не испытывал столь всепоглощающей и безотчётной радости, как сейчас. Но это чувство достигло своего пика в какие-то мгновения, пока я ощущал под боком тёплый бок Тены, слушал её недосказанные фразы, которые давно стали обыкновением между нами, понимающими друг друга с полуслова, и сразу же неумолимо пошло на спад, оставляя после себя бессмысленную, бесчувственную пустоту. Так что к тому моменту, как моя милая Тена с вопросом в глазах и на устах отстранилась от меня, я был совершенно пуст.
- Я не знаю, - пробормотал я отрешённо. Чистую правду. Потому что в эти секунды совершенно ничего не понимал, чувствовал себя беспомощным и не был уверен ни в одном своём знании.
Я сделал было шаг в её сторону. Ведь Тена была единственным, в чём я был уверен. Но она была не уверена во мне. Может, она сама этого не знала, но я это чувствовал. И эта неуверенность передалась мне, так что я тоже переставал себе верить. Знал, что в таких случаях надо бы молчать, но потребность в объяснениях с моей стороны была большей, чем необходимость придерживаться этого негласного правила.
- Я прятался от тебя, - констатировал я, чуть склонив голову и глядя куда-то на лапы Тены. - И в итоге сам себя потерял. И всё никак найти не мог.
Я выглядел жалко. Я знал это. И больше всего мне хотелось влепить мощную пощёчину этой слабохарактерной тряпке, мямлющей всякую чушь вместо того, чтобы заграбастать свою милую Тену в объятья, и вымаливать прощение. Но вместо этого я попытался усмехнуться.
- А ты нашла...
Вышло, признаться, слишком обречённо и принуждённо. Честно говоря, эта усмешка окончательно разрушила иллюзию того, что всё в порядке. Или может быть в порядке. По крайней мере, для меня.

Отредактировано Atamayo (2016-08-02 09:21:32)

0

5

Что-то с ним было явно не так. Это было видно. Он был таким отстраненным и, в то же время, охваченный страхом, что Тена совсем растерялась. Она не понимала, что происходит с ее другом, и это ее пугало.
- Тама... - Тена дрогнула, когда он чуть приблизился и опустил взгляд.
Ситуация давно уже вышла за пределы ее понимания, и все, что Тенэбрис могла делать - стоять и тупо пялиться на того, кого она нашла, и кто сейчас говорит ей, что пытался прятаться от нее. Это уже была не игра. Нет, он прятался не потому, что хотел выиграть. В его глазах не было ни капли азарта, ни капли ребячества, и это больше всего пугало и смущало львицу. Она сделала шаг навстречу, думая, что ответить, но ее язык отчаянно отказывался помогать ей.
- А я нашла, - повторила львица, пытаясь распробовать слова на вкус, почувствовать их значимость и безумие.- Нашла...
В этот момент ее сердце вдруг болезненно кольнуло. Он пытался убежать? От нее? Но почему? Почему, черт возьми, он это сделал?! Это было несколько обидно и больно, чего юная Тена не испытывала давно. Она верила ему, она считала его своим другом.
А теперь он пытается бежать.
- Почему? - глухо спросила Тенэбрис. Ее непонимающий взгляд, полный ребяческой обиды сверлил Атамайо. - Ты ведь уже перестал играть, верно? Это не игра, Тама? Я не понимаю...
Она ждала ответа, пытаясь взглянуть в его глаза, но Атамайо упорно не смотрел на нее, словно бы ему было стыдно. А может, так и было? Тена не знала. Она пыталась это понять. Но каша в голове, буря в сердце и недосып не давали ей ясного понимания ситуации. А ребенок тихо сказал:
"Так всегда происходит. Почему это всегда случается с нами?!"

Отредактировано Тенэбрис (2016-07-19 12:09:41)

0

6

Я думал, что затеяв эти дурацкие прятки, мчась без оглядки неведомо куда, скрывшись из её поля зрения, я уберегу её от лишних волнений и переживаний. Дольше, чем она со мной рядом были разве что мои собственные родичи, но она не знает меня. Она знает только самые хорошие мои стороны, только то, что она может принять во мне, и я не хотел, чтоб ей открылось и то, чего стоит бояться. Я не хотел сорваться, открыть свою вспыльчивость, озлобленность, нерешительность, грубость, эгоизм и тем самым заставить её грустить. Я наивно полагал, что, покинув её, сделаю как лучше. Но всё получилось как всегда.
И моя милая Тена всё перевернула кверху дном. Я слышал в её голосе, чувствовал, в воздухе, повисшем между нами, что она думает, что я сбежал от неё. Что я бросил её. Теперь вместо того, чтобы быть подлецом, трусом и предпоследним мерзавцем, я был предателем. Всё. Теперь мной, пожалуй, сыграны абсолютно все роли.
Когда она замолчала, я пересилил себя и посмотрел ей в глаза. В глаза, в которых я всегда с лёгкостью читал эмоции и настроения своей подруги. Сейчас в них затаилась обида, по-детски прямой упрёк и непонимание. И чем же я на это ответил? Раскаянием? Ответным укором? Гневом? Насмешкой? Мало ли на что можно было списать безумный блеск в моих глазах.
Вместо того, чтобы прямо ответить, я резко подорвался с места и стал ходить взад-вперёд. Я не думал, скорей метался от одного ощущения к другому, не зная, на каком остановиться, какому позволить управлять собой и довести это дело до конца, тем временем как кандидат, обыкновенно берущий на себя всю грязную работу, помалкивал в глубине сознания, дожидаясь своего часа.
Вдруг я остановился. Прямо напротив Тены. Выпрямился во весь рост и заговорил. На удивление спокойным, чуть уставшим голосом. Говорил медленно, придумывая свою речь на ходу, искренне надеясь, что удастся ещё ненадолго оттянуть заветный час откровений, признаний, молчаливых криков и безумных взглядов.
- Помнишь заводь? Нашу с тобой встречу? - я смотрел ей в глаза. Я не собирался врать, так что нечего было бояться. - Тогда ты ведь долго не могла понять, играл я или был собой, не так ли? Теперь запутался я. Прости.
"Почему так тихо!?"
Это было невыносимо. Слишком тихо, слишком сухо, слишком сонно, слишком устало. Не похоже ни на реальность, ни на игру. Ни звонких затрещин, ни слёз отчаяния, ни душераздирающих криков, ни пронзающих сердце слов. Ничего. Как это не похоже на нас. Ведь ещё день тому назад мы были всем. Мы были всем, что у нас было. И мы были одно. А теперь мы два. Два ничего. И это отвратительно. Но самое ужасное - мы, кажется, не можем ничего с этим сделать. А ведь можем. Я могу. Но почему-то не делаю. Нет, не почему-то. Просто я понял. Понял от чего бежал. И испугался. Испугался признаться в этом себе. И уж тем более - Тене.

0

7

Когда лев поднял глаза, Тена увидела странный блеск в глазах, и он ей совершенно не понравился. Ровный тихий голос, даже несколько ленивый, совсем не подходил, как казалось Тенэбрис к тому, что сейчас происходило. Все это казалось ей чем-то неправильным, безумным в плохом смысле. Все ведь было так хорошо! Просто прекрасно! А теперь что? Слова о том, что игра, а что нет, и что Атамайо в этом сам запутался. Тенэбрис теперь совершенно не понимала, что происходит.
- Послушай... - Тена взглянула на него взглядом, в котором читалось замешательство, и не только. Ребенок в ее душе отчаянно дрожал, ощущая, что вот-вот произойдет неизбежное. - Я знаю, что ты не так прост, как кажется. Я до сих пор не пыталась разобраться, кто ты есть, потому что... мне было весело с тем, кем ты был и являешься для меня! - голос дрогнул от странного кома в горле. - Если ты запутался, это ничего... Ты еще поймешь, кто ты на самом деле. Я приму тебя любым, потому что мы друзья.
Неуверенная улыбка Тенэбрис, которая должна была подбодрить льва, вдруг куда-то исчезла. Тихо, медленно, как осознание того, что будет дальше.
- Но ты ведь... мои слова ничего не смогут изменить, верно? - смиренный голос ребенка вырвался из ее уст.
Она так бы хотела услышать ответ, вроде "Нет, все хорошо! Все будет хорошо, Тена! Я с тобой."
Но она и сама стала терять в это веру, глядя на своего друга. То, что здесь происходило, начинало лишать ее какой-либо надежды.

0

8

Её слова были просты, честны и бескорыстны, как она сама. Она была прекрасна в своей наивности, в своём детском недоумении и преданности. Я смотрел на неё и не мог поверить своему счастью. Нет, счастью, которому никогда не быть моим. Потому что... кто я такой, чёрт возьми, чтоб с достоинством принять его!?
На словах "я приму тебя любым" мои черты исказила страдальческая ухмылка. Я снова взглянул на неё. Раздавленную усталостью, какой-то неопределённой тревогой, осознанием неизбежности трагического конца. В этот момент я готов был плюнуть на все условности, прижать её к себе и всю оставшуюся жизнь наглаживать и нашёптывать всякие нежности. "Ни за что! - думалось мне. - Плевать, чего я заслуживаю, а чего нет, но она не должна из-за меня, дурака, так терзаться!"
Но она снова заговорила. И эти её слова что-то перещёлкнули в моём мозгу. Я наконец-то не выдержал и истерически рассмеялся. Смеялся, кажется, долго. Ломанным колючим смехом, вздрагивая всем телом. Так, что от шерсти отваливались засохшие комья грязи и с гривы падали ошмётки листьев. Потом как-то резко замолчал и в упор уставился на Тену.
- Твои слова могут изменить всё! - горячо прошептал я прям ей в ухо и зачем-то обошёл её кругом.
Теперь насмешливая, с горечью, улыбка не покидала моей морды. Я всё смотрел на Тену, дожидаясь, пока месиво чувств и эмоций достигнет нужного накала, пока все его составляющие смешаются в нужных пропорциях и, дойдя до критической точки, оно выльется наружу. Долго ждать не пришлось.
- Примешь любым, говоришь, - едва слышно пробормотал я, вновь остановившись напротив Тены на таком расстоянии, что с лёгкостью мог дотянуться до неё лапой. - Любым... - в каком-то отупении повторил я, глядя на свою грязную лапу и мокрую свежую траву под ней, так не к месту весёлую и живую.
- Я люблю тебя, Тена! - в конце концов почти выкрикнул я, произнося "люблю" таким неопровержимым и бескомпромиссным тоном, что Тена, даже всей душой желая того, не могла бы списать мои слова на привычную ей дружбу.
На какое-то мгновение взглянул в глаза своей подруге. Но смущение было сильней любопытства, так что тут же потупил взор.
"Посмотрим, кто из нас теперь будет убегать, Моя милая Тена..."

Отредактировано Atamayo (2016-07-29 19:55:11)

0

9

Ей казалось, что он сошел с ума. Сбрендил, поехала крыша, она не знала, как  еще можно отреагировать на этот безумный смех. Долгий смех совершенно не был заразительным. Скорей, наоборот, вызывал страх. Тенэбрис сама удивилась, как стала бояться своего друга. Шаг назад - захотелось убежать куда подальше от того, кто был ей дорог.
- Я не...
- Твои слова могут изменить всё! - львица вздрогнула оттого, как Атамайо произнес эти слова. То, каким она его видела - это был не тот, кого она знала.
Это пришлось признать.
Некогда веселый и резвый друг превратился в безумца на глазах. Да, они оба безумцы. И тот, кто посчитал бы их за нормальных людей, тоже бы считался безумцем. Но безумие Атамайо было иным. Пугающим. Странным. Казалось, он боялся сам себя. Он встал напротив нее. Но его взгляд упрямо сверлил землю. Почему это произошло? Почему? Она хотела снова повторить вопрос, и так уже заданный не один раз. Но слова, словно гром, разрезали тишину:
- Я люблю тебя, Тена!
Глаза Тенэбрис застыли, как и ее дыхание. Кажется, эти слова пронзили ее, как молния, заставив содрогнуться каждую клеточку тела.
"Люблю!" - эхом отозвалось жгучее слово в ее голове.
Это казалось ей сном. Страшным непонятным сном. Где все, что ей было знакомо, разрывает на части непоколебимый вихрь изменений. По всему телу пробегали мурашки. Страх охватывал цепкой лапой. Зубами. Клыками, больно вгрызающимися в душу. Или это была не боль? Но что тогда?
"Это безумие," - пронеслось в сознании.
"Это то, чего ты боялась всю жизнь, Тена? Это оно самое?"
"Это не... я... я не знаю. Это невозможно".
- Невозможно... - глухо повторила Тенэбрис. Она поняла, что не может смотреть на Атамайо.  Не потому что он стал ей противен, нет-нет. Она боялась встретиться с ним взглядом. Львица пошатнулась и приподняла лапу, чтобы сделать шаг назад. Но не сделала. Осторожно, неслышно, поставив ее обратно, Тена попыталась выдавить из себя слова. Но язык упорно отказывался говорить хоть что-то. Львица зажмурилась.
Это все странный-странный сон...

0

10

Не видя её безумного взгляда, не ощущая под боком дрожи её до звона напряжённых мышц и продолжая всматриваться в тонкий примятый лапой стебель сочно-зелёной молодой травы с небывалым упорством, я всё же чувствовал её страх. Чувствовал каждой клеткой. И мне с трудом удалось удержать порыв утешить её, обнять и никогда больше не отпускать. Я знал, что сейчас это произведёт обратный эффект. Знал, но всё моё существо стремилось к этому, так что просто стоять на месте, сдерживать себя, было непосильной задачей. От напряжения по всему телу прошла волна крупной дрожи.
Мысль объявить всё злой шуткой была слишком запоздала и жестока. Да и не умею я так притворятся. А Тена только кажется поверхностной и наивной. На самом деле она просто не хочет и не может замечать того, что идёт вразрез с устоями её мира, как всякое живое существо. Но когда удар нанесён изнутри, так нагло и эгоистично, так неожиданно и жестоко, она при всём желании не сможет разуверить себя. Она оглушена. И последние слова, которые она слышала, свели её с ума, разрушив самую главную в её жизни иллюзию. Иллюзию основ, на которой держался  весь её добродушно-простой, детски-наивный и беззаботный мир.
Я слышал, как её лапа оторвалась от мокрой травы. Слышал, как с неё необычайно громко грохнулась крупная капля и, сорвавшись, стремительно полетела к земле и разбилась об упругий стебелёк, рассыпавшись небольшим дождиком. В следующее мгновение ко мне вернулось былое безумие. Я предчувствовал, что вот сейчас моя милая Тена сорвётся с места и, как эта капля, безрассудно понесётся в неизвестность и исчезнет. Навсегда перестанет существовать. Разлетится в моём сознании на сотни бессмысленных осколков. И я ничего не смогу сделать. Но стоило её лапе неслышно опуститься на землю, как волна безумия откатила назад, оставив после себя дребезжащую пустоту.
"Почему!? - послышался тихий шёпот из глубины сознания. - Почему она всё ещё здесь?"
Забыв о собственном смущении, о страхе, я глядел на Тену, пытаясь найти ответ. Тишина звенела в ушах, бешено билась по венам в ритме ошалевшего сердца. Птицы разом притихли, насекомые притаились в траве и даже пограничный ручей, казалось, остановил своё течение и умолк. Внутреннее безмолвие нарушалось лишь бессвязными обрывками мыслей, приглушённо и как-то отдалённо шелестящими средь расплескавшейся по сознанию пустоты. Создавалось устойчивое ощущение того, что время остановилось.
Ответа, конечно, не было. По крайней мере того, который вписывался в мой мир. Потому что я не видел его и не мог понять.
Вдруг в глубине джунглей вскрикнула какая-то птица. Этот вскрик будто бы послужил сигналом для возобновления жизни: послышалось копошение букашек, ручеёк продолжил своё течение, размывая землю, а с мрачного, доселе безучастного неба, упали первые капли возобновляющегося дождя. Я сделал шаг назад. Взглянул на Тену. Для верности - ещё один. Будто бы этим можно было развеять охвативший её страх.
- Так и знал, - прошептал я, как мне показалось, необычайно громко, отчаянно, но с присущим мне фаталистическим смирением.
И вдруг меня понесло. Захотелось выговориться, и я почему-то решил, что имею на это право. Заговорил. С какой-то ироничной грустью, до неприличия наивной откровенностью и простотой.
- Я ради тебя... - мой ясный виноватый взгляд с расстояния в один прыжок был устремлён на Тену. - Я ради тебя на всё готов. И в огонь, и в воду, и на клыки, и на когти. Готов каждой смазливой морде в прайде кланяться, каждой надменной львичке. Готов пойти на службу, пресмыкаться перед королём. Я мог бы днём и ночью, везде и всегда быть рядом. Мог бы достать тебе всё, что пожелаешь. Я... я мог бы жить. Жить ради тебя, - на этих словах я улыбнулся. Виновато, с какой-то по-детски простодушной печалью.
- Но... тебе не нужно этого, ведь так? - в моём взгляде, голосе, улыбке что-то предательски надломилось. И в образовавшуюся трещину просочилось отчаяние. И напряжённая, исступлённая покорность. - Хо... хорошо, моя милая Тена. Я... я понял. Больше не смею...
Я собирался сделать шаг назад, но поднятая лапа бессильно опустилась. Неоформившейся крик застрял в глотке. Взгляд был прикован к Тене которая одна могла всё разрешить: дать мне вольную, отпустив на вечные муки, или навсегда связать с неведомым и кажущимся невозможным счастьем.

Отредактировано Atamayo (2016-08-02 09:50:50)

0

11

Все вокруг превратилось в глухую серую кашу, вязкую, застревающую в обрывках души. Откуда-то издалека доносился чей-то голос, но Тена едва ли разбирала его. Ей казалось, что она шагнула в пропасть с завязанными глазами. Но это было не так весело, как ей казалось раньше. Это была другая пропасть. Страшная, глубокая, обжигающая пропасть. Она затянула ее. Слишком поздно было что-то пытаться исправить. Слишком поздно.
"Мне хотелось иметь хорошего друга!"
"Но ты получила больше, Тена". 

Вот бы вернуть позавчерашний день. День, когда они играли в догонялки, пугали малышню, громко смеялись над самими же собой. Но теперь смех застыл где-то вдалеке, как древнее воспоминание. Жизнь провела резкую черту.
"Не утрируй", - совесть сейчас была единственным собеседником, которого слышала Тенэбрис.
Но и ее она старалась не слушать. Все дело было в страхе, который не позволял ей мыслить шире.
"Ну же, Тена. Посмотри на него! Ты знаешь, что сказать ему".
Но Тена не знала. Не понимала. Или не хотела понимать.
"Пожалуйста, Тенэбрис..."
Теперь она стала понимать, что говорил Атамайо. Но эти слова все равно доносились до нее приглушенно. И все же их смысл был ей понятен. Но она не смогла ответить. Тишина окутала их. Даже дождь для Тены был бесшумным.
- Хо... хорошо, моя милая Тена. Я... я понял. Больше не смею...
"Ты потеряешь его, если не ответишь".
Тенэбрис подняла взгляд. Изумрудные глаза встретились с голубыми, как небо. И заслезились. Тена зажмурилась, опустив взгляд. Капля упала с мордочки на траву, затерявшись среди других капель дождя. Нет. Она не могла. Это было слишком больно.
"Почему это так больно?"
"Любить порой трудно, Тена. Особенно, тебе".
"Я не... Нет! Я не могу! Я не умею!"
"Ты привыкнешь. Только не пытайся лгать себе".
Но львица упорно молчала. Лишь слезы, первые слезы за такое большое время вырвались на свободу, чтобы попытаться хоть как-то облегчить боль. Но все было тщетно.

0

12

Я почему-то твёрдо решил, что любое действие с моей стороны всё уничтожит. Что стоит мне подойти к Тене, коснуться носом её щеки, прижаться к её боку, приобнять её гибкий стан, как всё исчезнет безвозвратно. Очень навязчивая и безосновательная мысль. И при том необычайно монументальная, способная удержать моё громадное тело, каждой своей клеткой стремящееся к ней.
Я не был способен разрешить случившегося. Один из наиболее действенных методов был недоступен, а слова... слова ничего не значили. Слова не могли заново возвести разрушенный мир Тены, который она мне так запросто, так наивно доверила и который я, в свою очередь, так бесцеремонно уничтожил.
"Доигрался!.. Придурок!"
И тут, пожалуй, впервые осознал всю суть пробудившегося во мне чувства к Тене, всю его невозможность, его глубину. Я - львицененавистник, тунеядец, эгоист, борец за свободу, надменный ворчун и наглец - безнадёжно влюбился. Причём, "безнадёжно" - в самом прямом значении этого слова. И мой мир, мрачный, бессмысленный холостяцкий мирок, рушился на корню. Над чем разум злорадно посмеивался. Скрывая под злорадством истерические нотки, потому что расхлёбывать, как всегда, придётся ему. Но пока...
"Нашёл в кого влюбляться, дубина! Я знал, что рано или поздно это произойдёт и какая-нибудь глупая милая львичка разобьёт тебе сердце, но такого... Браво! Ты превзошёл самого себя!"
"Заткнись, ублюдок!"
И голос рассудка смолк, неспособный возразить на этот полный ожесточения и отчаяния крик.
Я решился. Решился подойти к ней. И будь что будет. Я сделал два уверенных шага, исступлённо глядя на дождевые капли, падающие с морды Тены. Пока до меня ни дошло, что эти капли вовсе не дождевые. И снова оцепенение.
Я никогда не мог спокойно переносить женских слёз. Даже когда жил с семьёй. Готов был сделать всё что угодно, лишь бы только эти дуры-сёстры заткнулись и перестали реветь. Но по-настоящему утешать (когда слёзы не служили способом достижения определённой цели, а были искренни) никогда не умел. Только бубнил: "Не реви!" и всё. Так что сейчас прибывал в полном замешательстве. Ненавидел себя за то, что вызвал эти слёзы. И за то, что ничего не могу сделать. Лишь яростно шептал себе под нос ругательства.
- Подонок! Предпоследний мерзавец! Идиот! Трус несчастный! Скотина! Грязи кусок! Падальщина...
В ход шло всё. Без разбора. К месту, не к месту - важно. В разной мере я был всем этим.
Когда запас ругательств и проклятий иссёк, пересилив себя, вновь взглянул на Тену. Пробудившаяся любовь, слившись с жалостью и виной, толкнула меня вперёд, перекрыв отвращение к себе, трусость и физическую слабость. И вот её поникшая морда едва ли не утыкается в мою грудь, а я бездумно сверлю взглядом её затылок и капли с моего носа капают её на макушку. Я всё ещё не решаюсь её касаться. Только шепчу, изменившимся от нахлынувших чувств голосом, подавляя дрожь, стараясь не заикаться и быть убедительным.
- Теночка, милая моя, не надо. Не... не заставляй себя, слышишь! Не слушай свою глупую Совесть! Когда она тебе что-то дельное советовала? Когда!?
Не первый раз мне приходилось самому уничтожать собственное счастье. Но теперь вместо иронической усмешки, вместо фаталистического смирения, была удушающая боль где-то в груди. Я будто бы весь разрывался изнутри и ничего, абсолютно ничего не мог с этим сделать. Лишь по инерции продолжал шептать.
- Не надо, Теночка. Эта игра того не стоит, слышишь! Я сдаюсь.
"Игра" - это был хороший ход. Даже не знаю, как моё разорванное в клочья сознание отыскало его. Но это должно было подействовать на Тену. Если ещё не всё потеряно. Потому что "игра" это универсальный ключ, дающий доступ к управлению её мыслями и чувствами, и только она может воскресить прежнюю Тену. Я надеялся на это, хоть и всему фибрами души желал иного исхода.

0

13

"Тена, не молчи, прошу тебя!" - совесть билась в отчаянии. Ребенок? Ребенок молчал. Молчала и Тена.
Горячие слезы падали вниз, как и все, что было так ценно для Тенэбрис. Она слышала ругань Атамайо. Она не могла понять, почему он так себя бранил. Ведь он просто сказал правду. Которую  она не сумела принять. А сможет ли? Тена не была в этом уверена. Она лишь хотела убежать прочь. Куда глаза глядят. Туда, где никого не будет.
Впервые ей действительно захотелось одиночества. Настоящего одиночества. Сестры обязательно будут потом ее ругать. Мол, идиотка. Смотри, что ты натворила. Ты разбила сердце лучшему другу. Жгучие ощущение презрения к самой себе захлестнуло львицу, и слезы хлынули новым потоком. Она делала фатальную ошибку. Но никак иначе она не могла поступить. Она и сама уже не понимала, почему. Возможно, принять все это было просто невозможно.
Совесть, наконец, замолчала. Ей больше нечего было сказать. Все, что она говорила, шло мимо ушей Тены.
Львица пропустила тот момент, когда Тама стал внезапно так близок. Он шептал слова утешения, и от этого становилось лишь больнее. Ей  хотелось прижаться к нему, тихо плакать в шерстку на груди, пока рыдания не выйдут из нее полностью. Пока силы вновь не наполнят ее. Но тело не слушалось. Или это Тенэбрис не слушала свое тело? А совесть...
Не слушать совесть, Атамайо?
"Вот тебе кое-какой немаловажный факт. Я никогда ее не слушала. И не буду".
Где-то вдалеке громыхнул гром. И тогда Атамайо произнес слова об игре.
Игре?!
- Игре, Тама? - глухо произнесла львица. Она резко отстранилась. Сильный гнев захлестнул ее с головой. Ей казалось, что это был слишком подлый удар. - Игра это игра! А то, что происходит сейчас... Это совсем не игра! - воскликнула она. Зеленые глаза, влажные от слез, сверкнули при вспышке молнии. - Это... - она запнулась.
Она не знала, что сказать. Она не могла понять, что ей надо сказать. Все слова вылетели у нее из головы. Все, кроме трех.
- Оставь меня... Атамайо, - имя льва было произнесено едва слышно, дрожащим шепотом, который Тена еле выдавила из себя, боясь, что тихие слезы сменят рыдания.

0

14

Она находилось на расстоянии дыхания от меня. Я чувствовал, как горячий воздух, выходивший из моих часто раздувающихся ноздрей, тонул в её мокрой шерсти. Нас отделяло друг от друга одно движение. Один наклон головы. Один толчок вперёд. Одна невидимая черта отчуждённости. Одна река из слёз. Одна невысказанная истина. Один глупый предрассудок. Два неопытных не в такт бьющихся сердца.
Я чувствовал, как кровь застывала в жилах, сердце останавливалось на несколько тягостных мгновений и весь мир, казалось, проваливался в бездну отчаяния и какого-то первобытного ужаса. Потом оно, будто бы опомнившись и пытаясь нагнать упущенное, колотилось так бешено, что в ушах стоял топот копыт целого стада буйволов. По всему телу беспорядочно бегала дрожь, мокрая шерсть на спине вставала дыбом.
Я исступлённо смотрел на сжавшийся комочек страха и отчаяния у себя под носом. Хотелось слизать все её слёзы. Наплевав на все условности, на все приличия, на все негласные правила и неписанные законы мироздания, закрыть её своей широкой грудью от всех бед, кричать пламенные слова, сжимать её дрожащее тело в объятьях... Но неведомая сила приковывала лапы к земле, а воздух стал твёрдым как камень, и её макушка была не менее недосягаема, чем Солнце за пеленой грозных туч.
Глухое рыдание клокотало во всём теле, но наружу не выходило. Комом стояло в глотке, пеленой стелилось в глазах, омывало судорожно бьющиеся сердце, заливало бездонную пустоту сознания. Я был открыт. Уязвим как никогда. И как никогда ясно осознавал неизбежность смертельного удара, но понимал, что не смогу достойно принять его, что убегу, как ополоумевшая от страха и боли загнанная косуля.
Роковые слова душили крокодильей хваткой. Душераздирающий возглас едва ни повалил с ног. Дрожащий шёпот метко и болезненно нанёс смертельный удар. Ни живой, ни мёртвый, не помня себя, я попятился назад. В ушах стоял пронзительный звон и топот тысяч копыт, глаза ничего не видели, лапы не чувствовали, куда ступают. Агония была в самом разгаре... Как вдруг я очутился посреди пограничного ручья. Холодная быстрая вода отрезвила меня. Дала сил на последний совершенно бессмысленный рывок.
Выскочив из воды, я бросился к Тене. Я снова был на расстоянии дыхания от неё. Набрал полную грудь воздуха, собираясь вложить в этот последний выкрик всего себя. Но силы изменили мне и горячий воздух, бессмысленно покинувший моё тело, вновь растворился в её шерсти.
Я развернулся и пошёл прочь. Ничего не замечая, не понимая, что я говорю, кому говорю, говорю я, или громко думаю, я отчаянно бормотал:
- Я обещал спасти тебя, помнишь... Спасаю... Спасаю от самого себя!
Тихий мягкий шаг резко сменился бегом. Граница давно миновала, и Тена, наверно, уже превратилась в маленькое коричневое пятнышко, затерявшееся средь дождевых капель, а я всё бежал, забывшись, отдав себя на растерзание уже нахлынувшей тоске, бессмысленному гневу и удушающей боли. Выжав из себя оставшиеся силы, повалился с лап. И зарыдал. Надрывно и беззвучно.

Отредактировано Atamayo (2016-08-04 04:08:05)

0

15

Вот и все. Он начал отступать. Шаг за шагом, прочь из жизни Тены. Она подняла взгляд, чтобы вновь увидеть перед собой промокшую гриву друга. Может, она потеряла счет времени, затерялась в пространстве. Может, Атамайо просто сам не знал, уйти ему или остаться, раз то отступал, то бросался вперед. И от этого ни на йоту лучше не становилось.
"Останови его!" - крикнула совесть. Глупая совесть. Разве твои слова что-то решат?
Пустым взглядом Тенэбрис смотрела вслед тому, кто приносил ей так много радости. Кто снова и снова доказывал ей, что она не одна. Что всегда был тот, кто поддержит ее, несмотря ни на что. Осознание того, что произошло, доходило маленькими порциями. Сознание львицы все еще пребывало в вязком тумане. Лишь один вопрос так и крутился в голове, не давай покоя.
Почему?
Почему он это сказал? Почему она так ответила? Почему это горячая реальность, а не дурацкая игра?
Дождь укрыл силуэт Атамайо. В этот раз навсегда. И Тена понимала это. У нее была в руке птица счастья, и она отпустила ее  в полет. Не зная, от чего отказываясь. Но зная что, это не то, чего она заслуживает.
Внезапная вспышка боли заставила львицу пошатнуться. Она схватилась лапой за голову, ощущая, что та вот-вот взорвется. 
"Порой, Тена... ты сама становишься причиной своих страданий", - надменный голос прозвучал где-то над правым ухом.
Боль ушла так же внезапно, как и появилась. Звон в ушах исчез. И дождь стал ярче и громче. Не то погода разыгралась  не на шутку, не то туман решил отступить окончательно. Голова львицы завертелась, в поисках чего-то. Но везде был лишь дождь и больше ничего. И когда тело Тенэбрис вновь приобрело способность ходить, она развернулась спиной к границе. Слезы перестали идти, оставив лишь тупую боль в груди, апатию и желание утопиться в ближайшем водоеме.
Но ноги сами повели ее прочь от этого места. Она не знала, сколько она шла и куда. Но это был ее прайд. Ее дом. Мимо проходили ее сородичи. Оборачиваясь, останавливаясь и недоумевая. Никому не было понятно, почему яркие изумрудные глаза превратились в потухший уголек, а улыбка, так изящно сидящая на морде шутницы, превратилась в гримасу безразличия. Наконец, остановившись около дерева, которое более-менее спасало от разыгравшейся погоды, Тенэбрис рухнула под него и закрыла глаза.
Возможно, это был лишь кошмарный сон. Возможно...

0


Вы здесь » The Lion King: Rise of an Empire » Назад в прошлое » Уходя уходи! [Тенэбрис & Atamayo]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC